Компаньоны обмана

Пирамида рук доморощенных архитекторов ...В своё время об этой истории рассказали практически все областные СМИ. Ещё бы: пожалуй, это была одна из первых финансовых пирамид на территории Вологодской области, организованная своими доморощенными мошенниками, которым не давала покоя скандальная слава Сергея Мавроди. Десятки обманутых людей, миллионы рублей ущерба. Могло быть и больше, но в деятельность «фирмы по добровольному отбиранию средств населения» вмешались правоохранительные органы. Махинаторов привлекли к уголовной ответственности, а у облапошенных вкладчиков появилась хоть какая-то надежда на торжество справедливости. Но обо всём по порядку... ООО «Северинвестстрой» появилось на вологодском рынке в сентябре 2003 года. Его учредителями выступили два вологжанина, состоящие друг с другом в приятельских отношениях: мелкий коммерсант 33-летний Максим Нозадзе и 52-летний Юрий Керин, имеющий собственную строительную фирму. Первый стал числиться генеральным, а второй - финансовым директором ООО. Офис фирмы расположился в принадлежащих Керину помещениях по адресу: улица Первомайская, 12а. Согласно уставу предприятия, основными видами его деятельности значились проектирование и строительство объектов нежилого назначения, иные строительные работы; производство и реализация продукции производственно-технического назначения; торго-во-закупочная, посредническая, риэлторская, инвестиционная деятельность; лесозаготовительная и лесоперерабатывающая деятельность; оказание юридических и консультационных услуг. То есть на бумаге всё выглядело солидно. Но только на бумаге. На самом же деле эти виды уставной деятельности ООО «Северин-вестстрой» не осуществляло, лицензии на право проведения строительных работ не имело и не получало. А занялись приятели совсем другой деятельностью, никак не связанной со строительством и не оговорённой в уставе, - ростовщичеством. Займы под проценты от нуля до 120 под залог имущества, оформляемые по договору с ООО «Северинвест-строй», стали приносить приятелям определённый доход. Размер процентной ставки зависел от степени личного знакомства с ними заёмщиков. Развивать какой бы то ни было бизнес в планы Нозадзе и Керина не входило. Но оборотных средств на займы уже не хватало. И тогда коммерсанты придумали, каким образом можно без особого труда пополнить свои кошельки. Начиная с марта 2005 года, во многих вологодских газетах появились объявления следующего содержания: «ООО «Северинвест-строй» (телефон 75-12-03), ссуды малому и среднему бизнесу под залог: дачи, гаражи, земельные участки, автотранспорт, недвижимость. Низкий процент»... «Инвестиционно-строительная компания « Северинвест-строй» эффективно разместит денежные средства. До 20%. Сроком от двух месяцев до двух лет. Возможно снятие или пополнение ваших средств без потери дохода. Это надёжно. Это выгодно. Это удобно. Первомайская, 12а». Подобные объявления с навязыванием мысли, что «Северинвест-строй» - это гарантии надёжного партнёрства и «нас знают, нам доверяют», периодически стали звучать и в эфире областного телевидения. Реклама сделала своё дело, и люди, что называется, клюнули. В офис на Первомайскую вереницей потянулись вологжане, желающие выгодно вложить свои сбережения. Новые задачи требовали увеличения штата сотрудников. В марте 2005 года на работу в « Северинвестстрой» в качестве начальника отдела обслуживания физических лиц была принята супруга Максима Нозадзе Юлия. Позже Максим написал заявление об увольнении по собственному желанию, оставшись лишь в составе учредителей предприятия, а должность гендиректора фирмы занял брат Юлии 36-летний Николай Рычков. Все договоры с населением выполнялись на специально разработанных фирменных бланках, заверенных подписями кого-то из троих «ответственных лиц»: Нозадзе, Керина или Рычко-ва. Причём бланки были оформлены так, что ни у кого из вкладчиков не вызвали подозрения: в тексте договора были предусмотрены необходимые реквизиты сторон, их права и обязанности, в том числе право граждан на увеличение вносимых сумм, имелся пункт о праве получения вкладчиками 20% годовых с их ежемесячной выплатой, обговорено право расторжения договора с письменным уведомлением за 30 дней и 30-дневный срок возврата. Поднаторев в юриспруденции, махинаторы для убедительности дополнили договор пунктом о том, что «в случае невозможности личного получения внесённых денежных средств гражданин, сдавший деньги, мог указать другое лицо, которому завещал свой вклад и доверял распоряжаться им». По той же причине слово «вкладчик» позже стали менять на слова «клиент», «сторона». Характерный факт: никакого бухгалтерского учёта по принятым и выданным денежным суммам в фирме не велось, лишь для внутреннего учёта поступивших наличных средств клиентам выдавались квитанции к приходным и расходным кассовым ордерам, которые, как выяснилось впоследствии, оформлялись с нарушениями и не отвечали требованиям бухгалтерского учёта (на них не было ни подписи бухгалтера и кассира, ни даты и других обязательных реквизитов). Поступившие деньги не переводились на расчётный счёт предприятия - их, деля между собой, компаньоны попросту уносили домой. ...Вся деятельность ООО «Северинвестстрой» была построена по принципу финансовой пирамиды: поступившие деньги никуда не инвестировались, а выплата процентов по вкладам обеспечивалась за счёт привлечения денежных средств новых клиентов. Стоит заметить, что клиентами фирмы в основном оказались пожилые люди, пожелавшие таким образом улучшить своё материальное положение, некоторые вложили все свои сбережения. Суммы вкладов колебались от трёх тысяч до нескольких десятков, а то и сотен тысяч рублей (есть вклады на сумму 300, 450 и даже без малого 800 тысяч). В общей сложности с июня 2005 по октябрь 2006 года, когда деятельность «Север-инвестстроя» была пресечена, коммерсанты заключили 420 договоров на сумму 48 миллионов рублей. За это время в качестве процентов выплачено средств на сумму чуть более 1,9 миллиона рублей. Порядка 140 человек смогли получить назад все свои вложенные деньги, их сумма в целом составила 23 миллиона рублей. А 227 вкладчиков остались ни с чем. Когда люди поняли, что их обманули и собственных денег им больше не видать, то обратились в правоохранительные органы. 29 августа 2006 года прокуратурой области на основании заявления граждан было возбуждено уголовное дело по статье «Мошенничество, совершённое группой лиц, в особо крупном размере». Для производства оно было передано в Следственное управление при областном УВД. В декабре 2006 года Максим Нозадзе был заключён под стражу. К остальным фигурантам уголовного дела была применена мера пресечения в виде подписки о невыезде... На суде никто из этого квартета не признал своей вины. Однако все собранные следствием доказательства, в том числе и прослушки телефонных переговоров, были не в их пользу. В конце апреля прошлого года Вологодский городской суд приговорил организатора аферы Но-задзе к семи годам, а его родственника Рычкова - к шести с половиной годам лишения свободы в колонии общего режима. Супруга и подель-ница Нозадзе Юлия тоже приговорена к реальному шестилетнему сроку, но с учётом того, что у неё на иждивении находятся двое несовершеннолетних детей, отбытие наказания ей отсрочено до достижения детьми 14-летнего возраста. Что касается Юрия Керина, то, как говорится в приговоре, «учитывая менее активную роль, совокупность смягчающих обстоятельств, в том числе принятие им исчерпывающих мер к возмещению ущерба ряду потерпевших», судья сочла возможным назначить ему наказание, не связанное с лишением свободы, - пять с половиной лет, «наказание считать условным, с испытательным сроком на четыре года, и приговор не приводить в исполнение, если он поведением докажет своё исправление». И ещё. По приговору был наложен арест на недвижимость и автотранспорт Нозад-зе, Рычкова и Керина. Вырученные от продажи имущества деньги должны пойти на покрытие ущерба пострадавшим. У Керина в собственности на тот момент имелись автомобиль «Ниссан-Примера», офис по адресу: улица Первомайская, 12а и другой офис -на той же Первомайской улице, в доме № 33. После приговора у него в собственности осталась только квартира по Первомайской, 31а, в которой он был зарегистрирован. Арест на неё по закону наложить не могли, так как она оставалась его единственным жильём. Но и того, на что наложили арест, хватило бы, чтобы рассчитаться по долгам. Но не тут-то было... Продолжение в следующем номере.

Комментарии (0)

Войти через социальные сети: